Мир таинственного в повести А.С. Пушкина «Пиковая дама»

                      «Нет фантазии, в основе которой не лежала бы реальность»

                                                                                                         М. Горький

  В Торжке в Центральной городской библиотеке им. В.Ф. Кашковой 28 мая отметили 180-летний юбилей повести А.С. Пушкина «Пиковая дама».  На литературный вечер «Мир таинственного в повести А.С. Пушкина «Пиковая дама», который проходил в рамках Недели литературы и искусства, посвященной 215-й годовщине со дня рождения А.С. Пушкина, собрались пушкинисты, ученые, педагоги, библиотекари, читатели и общественность.

Ведущая вечера Е.В. Каспарова, заведующая Городской библиотекой-филиалом им. М. Горького, подготовила сюрприз. На сиденья кресел в зрительном зале были разложены игральные карты, перевернув которые можно было прочитать гадательное значение каждой и призадуматься над своей жизненной ситуацией. В ходе увлекательного рассказа Елены Васильевны, гости погрузились в мир таинственного и неповторимого произведения А.С. Пушкина под музыкальные произведения: «Дуэт Лизы и Полины», «Дуэт Прилепы и Миловзора»,  «Баллада Томского» из оперы П.И. Чайковского «Пиковая дама» в исполнении народного коллектива ансамбля камерной музыки «Экспромт» под руководством Колюшевой Г.В. Детской Школы Искусств. Также посмотрели отрывки из телевизионного фильма Игоря Масленникова «Пиковая дама» (1982 г.) и прослушали отрывок из оперы П.И. Чайковского «Пиковая дама».

 

  Повесть "Пиковая дама" - была опубликована в 1834 г. в ежемесячном русском журнале «Библиотека для чтения» и была хорошо принята читателями.Влюбленный в Пушкина биограф и издатель его сочинений, Анненков П.В. пишет:  «“Пиковая дама” произвела при появлении своём всеобщий говор и перечитывалась, от пышных чертогов до скромных жилищ, с одинаковым наслажденьем…». Успех повести был предопределен занимательностью сюжета, в повести видели «игрецкий анекдот», литературную безделку — не больше. Некоторые читатели обнаружили в ней изображение реальной ситуации, узнали в персонажах реальных людей. Действительно, в этой «прозрачности» повести видели достоинство «Пиковой дамы». Критик А.А. Краевский писал: «В “Пиковой даме” герой повести — создание истинно оригинальное, плод глубокой наблюдательности и познания сердца человеческого; он обставлен лицами, подсмотренными в самом обществе; рассказ простой, отличающийся изящностью».
Все отзывы были похвальными, но в сравнении с оценками других произведений Пушкина, отношение к «Пиковой даме» всё-таки было прохладное. Пушкина хвалили только за занимательность сюжета и изящность стиля, но тем самым упрекали в отсутствии идеи. Такая оценка отчётливо выразилась у В.Г. Белинского: «“Пиковая дама” — собственно не повесть, а мастерский рассказ. В ней удивительно верно очерчена старая графиня, её воспитанница, их отношения и сильный, но демонически-эгоистический характер Германна. Собственно это не повесть, а анекдот. Но рассказ — повторяем — верх мастерства». 
  При такой оценке «Пиковая дама» выглядела непонятной неудачей Пушкина: в 1830 г.  выходит в свет «энциклопедия русской жизни», роман в стихах «Евгений Онегин», «Маленькие трагедии» и «Повести Белкина», в 1832 г. исторический роман «Дубровский», в 1833 г. пустой «игрецкий анекдот» «Пиковая дама», в 1836 г. гениальный роман «Капитанская дочка». Согласитесь,  странно, что Пушкин во всей силе творческой зрелости вдруг написал  этакую литературную безделку. Здесь было что-то не так. Ведь черновики повести хранят следы многочисленных правок, Пушкин тщательно подбирает имена персонажей, делает какие-то непонятные расчёты (похоже, что высчитывает сумму возможного выигрыша главного героя) — очевидно, что столь кропотливая пятилетняя работа вряд ли была работой над «безделкой».

  И это «не так» заметили тогда же: издатель журнала О.И. Сенковский в письме Пушкину так характеризовал «Пиковую даму»: «Вы создаёте нечто новое, вы начинаете новую эпоху в литературе вы положили начало новой прозе, — можете в этом не сомневаться». 
Таким образом, прижизненная критика не смогла  по достоинству оценить «Пиковую  даму».

  Повесть была начата летом 1828 г., а закончена в 1833 г. Пять лет Пушкин работал над текстом. Летом 1828 г. Пушкин жил в Петербурге и там, видимо, услышал историю о княгине Н.П. Голицыной, когда-то проигравшей большую сумму денег и отыгравшейся благодаря знанию трёх выигрышных карт. Как раз в то время в Петербурге шла пьеса В. Дюканжа «Тридцать лет, или Жизнь игрока»; кроме того, Пушкин и сам был азартным игроком. Поэт был игрок, и притом «постоянный». Играл Пушкин  довольно крупно, чаще всего проигрывал, и порой довольно значительные суммы, а в молодости даже рукописи своих стихов.  Он сам говорил, что из одолевавших его страстей страсть к игре — наисильнейшая и что он предпочел бы умереть, чем не играть.

Но мне досталася на часть

Игры губительная страсть…

Страсть к банку! Ни любовь свободы,

Ни Феб, ни дружба, ни пиры

Не отвлекли б в минувши годы

Меня от карточной игры…

 

  В 1830 году в Москве судьба свела А. С. Пушкина с серпуховским помещиком В. С. Огонь-Догановским, опытным игроком в карты, которому поэт в азарте проиграл почти 25 тысяч. Выплатить такую огромную сумму сразу он был не в состоянии и выпросил рассрочку на четыре года. Этот случай, о котором судачили в московских гостиных, едва не расстроил помолвку Пушкина с Н. Н. Гончаровой. В письме П. А. Плетневу 31 августа 1830 года поэт жаловался: "Московские сплетни доходят до ушей невесты и ее матери - отселе размолвки, колкие обиняки, ненадежные примирения..." Расчеты с Огонь-Догановским еще долго тяготили его душу. Этот проигрыш, чуть было не оказавшийся роковым в судьбе Пушкина, несомненно, стал одной из побудительных причин к созданию повести "Пиковая дама".

  Все эти разнородные впечатления и  соединились в замысел повести об игроке.

   А  еще через два десятка лет повесть получила другую оценку — не игрецкий анекдот, а фантастическая повесть.

  Ф.М. Достоевский утверждал, что Пушкин создал совершенную фантастическую прозу: «Фантастическое должно до того соприкасаться с реальным, что Вы должны почти поверить ему. Пушкин, давший нам почти все формы искусства, написал «Пиковую даму» — верх искусства фантастического». 

  И не это ли качество пушкинской повести — почти фантастика — дало основание О.И. Сенковскому увидеть здесь начало новой прозы, которая в скором времени продолжится, например, произведениями Гоголя? 

  Все мы знакомы с сюжетом повести А.С. Пушкина «Пиковая дама». И сегодня для большинства из нас это – история предательства и любви, непредсказуемой судьбы, фортуны, рока…Но не так воспринимали этот сюжет современники. Во-первых, - сюжет им был хорошо знаком - Пушкин описал случай реально произошедший с графиней Натальей Петровной Голицыной и ее внуком; во-вторых, - символический и мистический язык повести был им понятен, так как они были знакомы со значением используемых Пушкиным символов и отлично понимали их мистический смысл. В то время все читали мистическую литературу. Сугубый интерес к мистической литературе - отличительный признак той эпохи. Дворяне взахлеб читают мистиков, таких как Юнг Штиллинг, Беме, Сен-Мартен, Сведенборг. При императоре Александре I увлечение мистицизмом достигает апогея. Но какое же отношение все эти дворянские интересы имеют к «Пиковой даме»? А самое прямое, ведь все, что читало и изучало дворянство, было тем семенем, которое дворянство сеяло у себя в душах. Каков результат этого посева? На этот вопрос и дает Пушкин ответ в своей повести.

  Название повести символично. Новейшая гадательная книга утверждает:«Пиковая дама означает тайную недоброжелательность»

  В гадательном арго название карты является символом личности, события или движущей силы, причины происшествия… Гадательные значения переходили и в карточный жаргон, где пиковая дама обычно была символом старухи или «злодейки», всегда отрицательного женского образа.

  Давайте же познакомимся с главными героями повестию. Итак, Германн. В кругу аристократического общества Германн – человек заурядный и даже ординарный: молодой инженер, без роду и племени – сын обрусевшего немца. Жил он аскетично, мечтал  утроить и даже усемерить оставленный ему отцом скромный капитал. Его философия («расчет, умеренность и трудолюбие»).

  А  вот и  первая загадкапочему же   Пушкин обделил своего «расчетливого немца» именем?  Ведь Германн с двумя «н» - фамилия.Можно, конечно же,  предположить, что автор сделал это безо всякого подтекста.  Или  он отказал своему герою в имени, преследуя цель подчеркнуть таинственность, связанную с героем?  В душе страстный игрок, человек с «профилем Наполеона» и «душой Мефистофеля», Германн никогда не играл и вообще не проявлял светской активности. Единственным занятием, обусловленным азартным характером, было постоянное его пребывание около карточного стола в качестве наблюдающего за игрой.

Лизавета Ивановна  - воспитанница графини Анны Федотовны.

«Лизавета Ивановна была пренесчастное создание… Горек чужой хлеб, говорит Данте, и тяжелы ступени чужого крыльца, а кому и знать горечь зависимости, как не бедной воспитаннице знатной старухи?»

Анна Федотовна - восьмидесятилетняя графиня.

  Кстати, вскоре после выхода в свет повести «Пиковая дама», Пушкин записывает в своем дневнике: «Моя «Пиковая дама» в большой моде… При дворе нашли сходство между старой графиней и княгиней Натальей Петровной и, кажется, не сердятся». 
Это многозначительное «и, кажется, не сердятся» говорит само за себя. А ведь могли и рассердиться! Фрейлина и статс-дама при дворе пяти русских императоров, кавалерственная княгиня Наталья Петровна Голицына, отличавшаяся умом и крутым нравом, олицетворяла преемственность и незыблемость царской власти. К ней являлись, как к высокому начальству, и юнкер, и важный генерал. Прежде, чем вывезти в свет девицу, ее показывали Наталье Петровне Голицыной. В доме княгини на Малой Морской появлялись иной раз и члены царской семьи.  Она и подобные ей женщины (М.А.Румянцева, Н.Д. Офросимова, Е.А. Архарова и др.) играли значительную роль в жизни дворянского общества. Пушкин знал Голицину уже глубокой старухой.  За глаза ее называли «усатой княгиней». Портреты старой Голицыной работы французских художников, как правило, льстили ей.

  Близкий друг Пушкина Павел  Нащокинзаметил, что графиня не похожа на Голицыну, но что в ней больше сходства с Натальей Кирилловной Загряжскою, другою старухою. Пушкин согласился с этим замечанием и отвечал, что ему легче было изобразить Загряжскую, чем Голицыну, у которой характер и привычки были сложнее.

 

  Итак, в доме гвардейского офицера Нарумова собрались мужчины, чтобы скоротать время за привычным для XIX века занятием — карточной игрой. Первое упоминание о карточной игре в России относится к началу XVII века. Очевидно, карты вошли в российский обиход в царствование Михаила Федоровича. Занесли их нам, скорее всего, поляки в "смутное время". И почти сразу начались гонения на картежников, постепенно принявшие систематический характер.  В пушкинскую эпоху карточная игра  была развита в высшей степени, главным образом в среде дворянской, помещичьей, военной, чиновной. Правительство строгими мерами боролось с играми азартными (но, несмотря на запрещения, азартные игры — по выражению одного указа Александра I — велись «без зазору и без страху».  Карточная игра сделалась своеобразной моделью жизни: это доказывают примеры: проигрывались миллионные состоянья, дома, в 1802 году в Москве князь Александр Николаевич Голицын, мот, картежник и светский шалопай, проиграл свою жену, княгиню Марию Гавриловну (урожденную Вяземскую), одному из самых ярких московских бар – графу Льву Кирилловичу Разумовскому. 

  «Карточная игра в России есть часто оселок и мерило нравственного достоинства человека, — писал П.А. Вяземский в «Старой записной книжке».

  А дядюшка Пушкина Василий Львович шутливо утверждал:

...Без карт не можно жить.
Кто ими в обществе себя не занимает,
Воспитан дурно тот и скучен всем бывает.

  «Он приятный игрок» — такая похвала была  достаточна, чтобы благоприятно утвердить человека в обществе.

  Внук литературной графини, « приятный игрок» Томский и рассказывает гостям случай с тремя картами. В  своем рассказе он  упоминает имя Сен-Жермена.   Кто же это? Человек, называвший себя графом Сен-Жерменом, не так известен, как блистательные авантюристы XVIII века Казанова, Калиостро, А между тем, Сен-Жермен может считаться патриархом этого беспокойного племени. Во-первых, он и по возрасту был старше большинства авантюристов, он раньше других достиг высокого положения и прославился. Во-вторых, на его примере рыцари Фортуны учились окружать себя ореолом таинственности, придумывали себе высокие титулы и сочиняли знатные родословные. Да, многие подражали Сен-Жермену, но сравниться с ним не смогли. Именно граф Сен-Жермен открыл тайну трех карт графине*** из «Пиковой дамы».

  А дальше сюжет Пушкина развивается по всем законам мистики. Уверовав, что именно тот секрет, который скрывала графиня, поможет ему разбогатеть,  Германн, решает во что бы то ни стало выведать эту загадочную тайну трех карт.  Используя любовь Лизаветы Ивановны как ключ к дому графини, Германн   проникает в ее спальню и заклинает старуху «чувствами супруги, любовницы, матери» открыть ему тайну трех карт. Испуганная графиня умирает, так ничего и не сказав.

  Но после странных для Германна похорон графини, произошло таинственное событие, дух графини является Германну, и рассказывает тайну: «Я пришла к тебе против своей воли, — сказала она твёрдым голосом, — но мне велено исполнить твою просьбу. Тройка, семёрка и туз выиграют тебе сряду, — но с тем, чтобы ты в сутки более одной карты не ставил и чтоб во всю жизнь уже после не играл. Прощаю тебе мою смерть, с тем, чтоб ты женился на моей воспитаннице Лизавете Ивановне…». Давно уже замечено, что фантастика в этом эпизоде оказывается снятой, так как видение Германна может быть объяснено его нервным потрясением. При похоронах старой графини Германн наклонился над ее телом — «в эту минуту показалось ему, что мёртвая насмешливо взглянула на него, прищуривая одним глазом. Германн, поспешно подавшись назад, оступился и навзничь грянулся об земь». Затем — «Целый день Германн был чрезвычайно расстроен. Обедая в уединенном трактире, он, против обыкновения своего, пил очень много, в надежде заглушить внутреннее волнение. Но вино еще более горячило его воображение. Возвратясь домой, он бросился, не раздеваясь, на кровать и крепко заснул...».

  Давно уже замечено, что фантастика в этом эпизоде оказывается снятой, так как видение Германна может быть объяснено его нервным потрясением. Пушкин оставил читателю возможность видеть в явлении графини-покойницы, как фантастику, так и пьяный сон или бред потрясённого Германна.


  Подобный приём уже встречался в творчестве Пушкина в повести «Гробовщик», но там автор однозначно снял фантастику, а в «Пиковой даме» оставил читателя в сомнениях: «Германн долго не мог опомниться. Он вышел в другую комнату. Денщик его спал на полу; Германн насилу его добудился. Денщик был пьян по обыкновению: от него нельзя было добиться никакого толку. Дверь в сени была заперта. Германн возвратился в свою комнату, засветил свечку и записал своё видение». Можно было бы подумать, что графиня приходила на самом деле, но тогда её приход должен был разбудить денщика, однако сказано ведь, что денщик был пьян, и его ничто не могло разбудить.

  Однозначного толкования эпизода с появлением графини и дарованием тайны трех карт, видимо, не может быть принципиально.

  Германн узнал тайну выигрышных карт от покойной графини, но задолго до этого тайна уже будто бы известна Германну, так как в его словах часто звучат те заветные цифры: «Что, если старая графиня откроет мне свою тайну! — или назначит мне эти три верные карты! Нет! Расчёт, умеренность и трудолюбие: вот мои три верные карты, вот что утроитусемерит мой капитал и доставит мне покой и независимость!…». Выигрышные карты уже названы, ещё нет туза, но и он тоже закономерно появится. Часто повторяемая Германном фраза «Эти три верные карты» являются своеобразным стихом, у него вырастает продолжение: «тройка, семёрка, – – –».  Может быть три карты Германна были простой случайностью, просто сильно желаемое в какой-то момент породило иллюзию таинственного явления графини, может быть никакой фантастики, никакой страшной тайны и не было.

  Фантастика и реальность бесконфликтно сосуществуют в жизни героев повести,  она есть в нашей жизни, фантастическое — это страшное, злое начало жизни. Мистическая  тайна карт и мертвая старуха, видимо, тайные ожидания и страхи самого Германна. И такая «реалистическая» фантастика ещё страшнее любых вымыслов.

  “Пиковая дама” — одно из тех произведений, с которыми время и культура сыграли  шутку. Самостоятельной жизнью оно прожило недолго. Многочисленные театральные постановки, экранизации. А современный читатель знает и осмысляет повесть Пушкина в неразрывной связи с одноименной оперой П. И. Чайковского.

  Ее сочинение  было  начато  во  Флоренции  19 февраля  1890 года.  Опера
создавалась, по словам композитора “с самозабвением и наслаждением” и  была закончена в  предельно  короткий  срок  –  44 дня.  Премьера  состоялась  в Петербурге в Мариинском театре 7 декабря 1890 года и имела огромный успех.

  В октябре 1893 года, в последний приезд в Петербург, Петр Ильич Чайковский поселился в доме на углу Малой Морской и Гороховой улиц. Дом № 13 по Малой Морской стоял напротив того самого особняка “старинной архитектуры”, где некогда жила Наталья Петровна Голицына.
Прожил он там недолго — всего 15 дней. 24 октября 1893 года композитор впал в глубокое забытье. Его лечащий врач Н. Н. Мамонов, дежуривший у постели больного, рассказывал, что в последние часы своей жизни тот поминал “черного офицера, который все ходит и ходит вдоль улицы, стучится в двери дома напротив, но так и не получая ответа, заглядывает в окна к самому Петру Ильичу, пытается что-то сообщить ему сквозь стекла, а потом, сообразив, что его не слышат, пугающе улыбается и грозит пальцем”.

  И это ли не мистика?

   «Пиковая дама» ждет и вашего нового прочтения, ибо глубина этого мистического произведения неисчерпаема.

Кто б ни был ты, о мой читатель,
Друг, недруг, я хочу с тобой
Расстаться нынче как приятель.
Прости. Чего бы ты за мной
Здесь ни искал в строфах небрежных,
Воспоминаний ли мятежных,
Отдохновенья ль от трудов,
Живых картин, иль острых слов,
Иль грамматических ошибок,
Дай бог, чтоб в этой книжке ты
Для развлеченья, для мечты,
Для сердца, для журнальных сшибок
Хотя крупицу мог найти…

                                   Пушкин А.С.

 

 

 

Составитель текста: Е.В. Каспарова, заведующая Городской библиотекой-филиалом им. М. Горького

Автор фото: В.П. Пархоменко, ведущий методист отдела развития библиотек

 

Сейчас на сайте

Пользователей онлайн: 0.